08 декабря 2017 года в результате преступной халатности врачей ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ» я считаю был убит Ступин В.А. Его «убийца», лечащий врач, был правоохранительными органами установлен быстро. Но вскоре, несмотря на неопровержимые доказательства совершенного преступления, врач был освобожден от ответственности.

В возбуждении уголовных дел сотрудниками ОМВД России по Сковородинскому району Амурской области и следственного отдела по Сковородинскому району Следственного управления СК России по Амурской области  было отказано, по мотиву отсутствия состава преступлений.

По моему убеждению, только благодаря потворству правоохранителей, врач-убийца избежал заслуженного наказания и в усмешку погибшему и его родным продолжает лечить людей.

Этим действием правоохранительные органы еще раз убили Ступина В.А., во второй раз, доказав этим, что «убивать» пациентов, обратившихся за медицинской помощью – нормально, в порядке вещей.

Одни псевдоздравоохранительные учреждения отбирают жизнь человека, убивая в первый раз, а другие псевдоправоохранительные органы своим бездействием или заведомой я считаю ангажированностью – убивают его во второй раз, растаптывая при этом веру близких людей в справедливость и неотвратимость наказания.

Так, 04 декабря 2017 года Ступин В.А. обратился в пункт СМП Сковородинской ЦРБ за медицинской помощью с острыми приступами боли живота. В больнице больного обследовали, назначили лечение, но боль не устранили. Во все время нахождения в лечебном учреждении Ступин В.А. мучился от нестерпимых болей. Пробыл Ступин В.А. в Сковородинской ЦРБ с 04 по 08 декабря 2017 года, после чего по настоянию и инициативе дочери больной был в экстренном порядке госпитализирован в Амурскую областную клиническую больницу, где при поступлении скончался.

По результатам проведенных экспертиз было установлено:

  1. Непосредственной причиной смерти явилось полиорганная недостаточность вследствие сепсиса, диффузного перитонита, причиной которого явилась перфоративная язва 12-перстной кишки. Правильный диагноз установлен не был. Обследование проведено не в полном объеме. При отсутствии перистальтики и стула, вздутом животе, выраженном болевом синдроме, диагноз не пересматривался, другая паталогия не рассматривалась, консультация с целью решения вопроса о транспортировке в АОКБ проведена со значительным опозданием. Все это не позволило установить правильный диагноз. Не правильно установленный диагноз в Сковородинской ЦРБ повлек за собой неправильную тактику ведения пациента: вместо оперативного лечения по поводу прободной язвы, проводилась консервативная терапия острого панкреатита.
  2. Диагноз при обращении за медицинской помощью был установлен не верно.
  3. Обследование в условиях ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ» проведено не в полном объеме.
  4. Проведенное лечение в условиях ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ» соответствовало установленному ошибочному диагнозу.
  5. Лечение, примененное к больному, не устраняло имеющееся заболевание.
  6. Медицинская помощь была оказана не в полном объеме. Методом лечения перфоративной язвы 12-перстной кишки является хирургическая операция, которая не была проведена, в связи с тем, что данное заболевание не было диагностировано.
  7. Основной причиной смерти явилось тяжелое осложнение в виде полиорганной недостаточности вследствие разлитого перитонита при перфоративной язве 12-перстной кишки.
  8. Медицинские услуги при поступлении пациента оказаны в недостаточном объеме в диагностическом и лечебных аспектах.
  9. Пациент обратился в ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ» своевременно с острым болевым синдромом.
  10. Диагностика и лечение больного на этапе оказания ему медицинской помощи в ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ» в неполном объеме соответствовали стандартам и порядкам оказания помощи. Невыполнение обзорной рентгенографии брюшной полости способствовало неправильной трактовке клинических данных. Неверный диагноз повлек неправильную лечебную тактику. Больному проводили консервативную терапию вместо оперативного лечения перфоративной язвы. Дефекты лечащего врача.

Вместе с тем, при наличии стольких нарушений в качестве оказанной медицинской помощи, вследствие чего пациент умер, «правохоронительные» органы не усматривают ни одного состава преступления, коим могли быть один или несколько, предусмотренные статьями Уголовного кодекса РФ: ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». ч. 2 ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному», ч. 2 ст. 238 УК РФ «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности», ч. 2 ст. 293 УК РФ «Халатность».

При этом суд, удовлетворяя гражданский иск дочери погибшего, в своем решении указывает на то, что нарушение установленных в соответствии с законом порядка и стандарта оказания медицинской помощи, проведения диагностики, лечения, выполнения послеоперационных процедур является нарушением к качеству медицинской помощи, нарушением прав в сфере охраны здоровья. Судом был установлен факт некачественного и не в полном объеме оказания медицинской помощи погибшему.

Однако «правохоронительные» органы почему-то не учли, что в результате некачественно оказанной медицинской помощи погиб человек, что уже указывает на наличие составов преступлений, предусмотренных статьями 238 и 293 Уголовного кодекса РФ.

Врачи могли помочь, но в результате халатности не помогли нуждавшемуся в срочной медицинской помощи человеку и не сохранили ему жизнь.

Нежелание возбуждать уголовное дело есть ни что иное, по моему мнению как  местечковая коррумпированность и панибратство между право- и здравоохранительными органами? Другого вывода я сделать попросту не могу. А вы?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам сообщение и мы ответим Вам в ближайшее время

Отправка

Политика конфиденциальности личной информацииПользовательское соглашение

© Авторское право 2020 КС Цитадель. Все права защищены

Вход на сайт

Забыли данные для входа?

Create Account

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: