Рецепт приготовления пикантного блюда под соусом “Прокурорский”

Прокурор Белогорского района
Гарнир:

ДТП со смертельным исходом.

Соус “Прокурорский”:

Для придания гарниру особого вкуса бесправия и беззакония, нам необходимо приготовить соус, прокурорский соус, для приготовления которого необходимы следующие ингредиенты:

  1. Бездарность сотрудников органов внутренних дел.
  2. Лень и отсутствие профессионального опыта следователей
  3. Особые профессиональные качества Возжаевой О.А., без которых соус будет не столь острым и сочным: профессиональная слепота и попустительство.

Но все это как говорится на юридическом языке – «лирика», лишний сабж и флуд. Однако я, будучи юристом с более чем 10 летним стажем юридической практики по представлению интересов граждан в судах и правоохранительных органах, в том числе в делах о ДТП, таким подходом к расследованию обстоятельств происшествия попросту обескуражен.

В силу моей личной убежденности в формализме, правовой безграмотности, отсутствия опыта и простой лени, по моему мнению, большей части следователей органа внутренних дел, вопросы у меня возникают именно к надзорному органу.

Я возлагал надежды на наиболее юридически грамотных и опытных работников прокуратуры Белогорского района. К следователям СО МО МВД «Белогорский» мое отношение не более чем как к нерадивым подросткам. Одно лишь заявление одного из представителей полицейского сообщества «Я орган предварительного расследования, а не правоохранительный орган» говорит само за себя.

Итак, произошло ДТП со смертельным исходом в июле 2019 года, сбит автомобилем насмерть пешеход. Следователями проведена проверка и в возбуждении уголовного дела было отказано. Мною неоднократно подавались жалобы. За весь промежуток времени было вынесено 6 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые всякий раз отменялись либо начальником следственного отдела, либо прокуратурой Белогорского района, в том числе на основании поданных мною жалоб.

Всякий раз, отменяя постановление следователя прокурор указывал на необходимость совершения дополнительных процессуальных действий, а именно поиска и опроса очевидцев ДТП (причину отмены необходимо запомнить, поскольку мы к ней далее вернемся).

Поскольку настоящая статья о «доблести и заслугах» работника прокуратуры, то страна должна знать своих героев. Оркестр… барабанная дробь… на сцену выходит герой настоящей публикации: Исполняющий обязанности прокурора Белогорского района – Ольга Алексеевна Возжаева! Бурные аплодисменты и слово предоставляется О.А. Возжаевой. Слушаем вас Ольга Алексеевна:

«Надзор за законностью правоохранительных органов является моим основным направлением работы. Я, как заместитель прокурора, осуществляю надзор за процессуальной деятельностью следственных органов и органов дознания. Соответственно, все принимаемые решения о возбуждении, отказе, о направлении по подследственности, приостановлении, прекращении расследования проходят через меня. Проверка законности принимаемого решения – это большая ответственность, к этому нужно относиться ко всей серьезностью и внимательностью» (Цитата из интервью О.А. Возжаевой «Просто газете», выпуск 2 (384) от 17.01.2017 г.).

Хммм… предлагаю на примере настоящего отказного дела о ДТП рассмотреть, насколько же ответственно подходит О.А. Возжаева к проверке законности принимаемых следователями решений и насколько остро реагирует она на то, когда видит, что нарушены права человека, в частности права потерпевших – близких родственников погибшего, надежда на правосудие которых уже угасла.

С места в карьер? О да!

Самым основополагающими процессуальными документами для принятия решений об отказе в возбуждении уголовного дела явились:

  • протокол осмотр места происшествия;
  • протокол дополнительного осмотра места происшествия, проведенного в объеме следственного эксперимента;
  • заключение автотехнического исследования.

Первые два документа были использованы экспертами для дачи автотехнического заключения. Имеющиеся в материалах дела объяснения водителя автомобиля и его жены особой роли в принятии решения следователя не играли.

Спустя год, когда мне все-таки удалось получить доступ к материалам проверки, я ознакомился с протоколом дополнительного осмотра места происшествия, проведенного в объеме следственного эксперимента. Перед ознакомлением с материалами я был готов к тому, что найду массу нарушений, не позволяющих принять законное и обоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, но выявленные мною нарушения при производстве следственного эксперимента являются из ряда вон выходящими.

Для принятия следователем решения об отказе или в возбуждении уголовного дела необходимо установить видимость пешехода, т.е. на каком расстоянии водитель автомобиля увидел пешехода и имел ли возможность водитель предотвратить ДТП. Для этого проводится следственный эксперимент

При производстве следственного эксперимента следователь не ограничивается наблюдением и фиксацией обнаруженного, а максимально точно воссоздает определенные условия изучаемого события и производит опыты, с тем, чтобы установить, могло или не могло при определенных условиях иметь место какое-либо обстоятельство или явление.

Давайте посмотрим как воссоздал следователь условия ДТП и на реакцию прокурора на указанные мною нарушения.

  1. ДТП произошло с участием автомобиля в темное время суток, который получил повреждения, а именно разбито лобовое стекло, наибольшее повреждение с правой стороны (прим. стекло не выбито), повреждена правая передняя блок-фара.

Следственный эксперимент: для воссоздания условий ДТП следователь использует это же транспортное средство, которое в ДТП получило повреждения, влияющие на видимость и обзор водителем. При ДТП обе фары и лобовое стекло были целы – видимость одна. При использовании транспортного средства с исправными осветительными приборами и лобовым стеклом видимость до статиста была бы многим значительнее.

Реакция прокурора: В протоколе осмотра места происшествия не отражено техническое состояние транспортного средства.

  1. Измерения. Согласно протоколу дополнительного осмотра места происшествия, измерения расстояний производились от бампера транспортного средства до статиста.

Вместе с тем видимость для водителя возникает от уровня глаз водителя, находящегося за рулем принадлежащего ему автомобиля, а не от уровня глаз, находящихся на бампере транспортного средства. Замеры от уровня глаз водителя до уровня бампера не производились.

Реакция прокурора: Реакции ноль целых ноль десятых, проигнорировано.

  1. Свет фар. Устанавливалась видимость от переднего бампера до стоящего на обочине проезжей части статиста следователь при включенном ближним светом фар транспортного средства.

Видимость от статиста до транспортного средства при включенных фарах дальнего света не устанавливалась. Ни в объяснениях водителя, ни в объяснениях свидетеля  нет сведений о том, что водитель осуществлял управление транспортным средством при включенных фарах ближнего света на заданном участке проезжей части дороги.

Реакция прокурора: В объяснении и в протоколе осмотра места происшествия, а также дополнительном осмотре места происшествия отсутствуют сведения о движении автомобиля с включенным светом фар ближнего света.

  1. Погибший пешеход, описание: рост 182 см., нормостенического телосложения, удовлетворительного питания и физического развития. Статист при следственном эксперименте: Ковтун Д. Каких либо иных данных о статисте нет.

Мои доводы: из протокола дополнительного осмотра места происшествия не следует, что статист Ковтун Д. имеет тот же рост и телосложение. Соответственно если статист Ковтун Д. имел комплекцию меньшую чем погибший, то установленная видимость до пешехода была бы больше. Весьма бесспорно то обстоятельство, что карлик (гном) менее заметен на проезжей части дороги, чем человек с ростом выше среднего.

Реакция прокурора: В ходе проведения дополнительного осмотра привлекался статист, схожий по антропометрическим данным с погибшим.

Оооочень интересный вывод. На основании каких данных О.А. Возжаева пришла к такому выводу, если в материалах проверки кроме как фамилии и одного инициала статиста иных сведений о нем нет? О.А. Возжаева с прокурора переквалифицируется в ясновидящую или лично знакома со статистом, если инициал его отчества следователь постеснялся указать?

  1. Характер движения пешехода. В момент ДТП пешеход осуществлял движение, в то время как статист Ковтун Д. находился в статичном состоянии. Идущий и двигающий в движении руками человек гораздо заметнее стоящего.

Реакция прокурора: Реакции ноль целых ноль десятых, проигнорировано.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела принято следователем 20.07.2020 г. Этим же числом следователь принимает решение о направлении этого постановления прокурору для проверки его законности и обоснованности. Сомнительно, что это постановление было бы направлено после 07.08.2020 года.

07.08.2020 года постановление мною обжалуется прокурору. Прокурор 22 августа 2020 года отказывает в удовлетворении поданной мною жалобы, поскольку 22.08.2020 года при благополучном расположении звёзд и благоволению судьбы начальник следственного отдела самостоятельно принимает решение об отмене постановления следователя.

Совпадение или добросовестное исполнение обязанностей начальником следственного отдела своих обязанностей? Сомнительно.

Возникает вопрос: Где были прокурор и начальник следственного отдела в период с 20.07.2020 г. (дата отказа) до 07.08.2020 (дата подачи мною жалобы)? При этом обжалуемое постановление от 20.07.2020 года мне было отправлено с сопроводительным письмом, подписанным начальником следственного отдела А.А. Мальковец.

Или все же и прокурор и начальник следственного отдела попросту ожидали моей очередной жалобы для того, что бы показать как они хороши, своевременно выявляют нарушения, допущенные своими подопечными? Именно в это я и верю. И все это показуха их работы.

А теперь вернемся к тому, что на протяжении всего года О.А. Возжаева выявляла одно основание для отмен выносимых следователем постановлений – необходимость совершения дополнительных процессуальных действий, а именно поиска и опроса очевидцев ДТП.

Где были глаза прокурора на всем протяжении проведения проверки? Почему прокурор не выявил изначально тех нарушений, которые мною были указаны в последней жалобе относительно производства дополнительного осмотра места происшествия? Или глаза прокурора были ослеплены автотехническим исследованием, которое было основано на не полном воссоздании условий произошедшего ДТП? Ведь все материалы дела были у прокурора на руках. И как долго мне убеждать прокурора о необходимости проведения повторного осмотра места происшествия уже с моим участием в условиях, максимально приближенных к условиям произошедшего ДТП?

Другой интересный момент, произошедший я считаю в силу отсутствия прокурорского контроля за своей деятельностью: материал проверки по гибели пешехода в обсуждаемом ДТП с 21.10.2019 года по 17.04.2020 года находился в прокуратуре Белогорского района без какого-либо движения и принятия по нему какого-либо процессуального решения.

О каком прокурорском надзоре может идти речь, если сама прокуратура грубейшим образом нарушает требования действующего законодательства. Кстати по нахождению такого длительного времени материала проверки в прокуратуре в отсутствии решения по нему, О.А. Возжаева постеснялась мне ответить, несмотря на то, что такой вопрос я письменно ей задавал.

ПыСы: Судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступника. Иоганн Вольфганг Гёте

Еще один ПыСы: Заголовок приведенной выше статьи: Ольга Возжаева: «Моя работа – это мой образ жизни». Хочу соответственно спросить: Ольга Алексеевна, именно такая работа, как описано в статье, ваш образ жизни?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам сообщение и мы ответим Вам в ближайшее время

Отправка

Политика конфиденциальностиПользовательское соглашение

© Авторское право 2021 КС Цитадель. Все права защищены

Вход на сайт

Забыли данные для входа?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: